«Нобелевская» премия по экономике за 2013 год

Якобы «Нобелевская» премия по экономике, из года в год, не перестаёт нас радовать. В 2013 году она присуждена трём ученым из США, за эмпирический анализ цен на активы (простым языком — за прогнозирование биржевых котировок).

Я совсем не отрицаю, что Ларс Питер Хансен, Юджин Фама и Роберт Шиллер, учёные, не достойные этой премии, но как-то вводит в ступор, что очень «престижную» премию решили дать именно этим людям, за разработку системы «угадай-ка» при игре в казино (а по сути, фондовый рынок и есть самое настоящее казино), а не, например, Линдону Ларушу, американскому экономисту и политику, который ещё в 1984 году описал модель и предпосылки возникновения, начавшегося с 2008 года, суперкризиса, в который сейчас входит весь мир. А в 1997 году (более чем за десять лет «до») статистически обосновал неизбежность его скорого начала. Оно и понятно — угадывание котировок в казино на бирже, значительно более важное занятие, нежели попытки понять фундаментальные причины надвигающейся задницы. Вот небольшой отрывок из книги Ларуша «Физическая экономика»:

«...В течение 1965–1970 годах темпы чистого роста американской реальной экономики практически опустились до нулевого значения по народному хозяйству в целом (по оценкам роста физического объёма выпуска в расчёте на душу населения, на домохозяйство и на квадратный километр)... В течение 1970–71 годов в США чистые расходы на основную производственную инфраструктуру (отношение нового строительства и работ по реконструкции к масштабам износа и старения) вступили в фазу негативного роста, который не просто продолжался, но и ускорялся по мере снижения темпов и не остановился вплоть до сегодняшнего дня... Темпы свертывания американской и мировой экономики в 1980 годы, вызванного англо-американской политикой 1985–1992 годов, особенно той, которую задействовали Маргарет Тэтчер и Джордж Буш, фактически трансформировались в почти неизлечимый процесс коллапсирования... Как только неомальтузианские фанатики достигли своей цели снижения уровня рождаемости и введения постиндустриальной утопии, для них очередным экономическим требованием должна была стать оруэлловская цель уничтожения больших групп людей, достигших пенсионного возраста...»

Поделиться
Отправить
Популярное