Всё что вам нужно знать о стартапах

В середине XIX века, мир накрыла золотая лихорадка. Обычные люди со всего мира массово ехали в Калифорнию, Австралию, Южную Африку, Аляску и Клондайк, в надежде найти золото и быстро разбогатеть.

Сейчас происходит, подобная той, — лихорадка стартапов. Каждый уважающий себя айтишник, хипстер или даже просто продвинутый чел, считает своим долгом «запилить» стартап (а желательно — несколько штук сразу), в надежде «изменить мир» и быстро стать богатым и знаменитым, как Цукерберг. И даже не смотря на то, что Цукербергов в мире немного (всего один :), молодые люди толпами ломятся в стартап-движняк, как когда-то в своё время ехали на Клондайк.

Для тех кто не в курсе, стартапом (англ. startup, букв. «начало процесса») сейчас называют практически любой проект каким-либо образом связанный с «высокими» технологиями (но не обязательно), который имеет потенциал к росту и в дальнейшем может стать высокодоходным или массовым бизнесом с миллиардной стоимостью. И именно под эти ожидания, разного рода инвесторы, готовы вкладывать в стартапы просто таки сумасшедшие деньги.

Взрывной рост и трендовость стартап-движухи в купе со стагнацией и схлопыванием классических рынков, делают стартапы очень привлекательными для инвестиций. Сложившаяся ситуация приводит к тому, что деньги могут получить даже такие странные идеи, как, сервис по аренде гостей для похорон, а в обычный конвертер чертежей в изображения (.pln в .jpg) инвестируют почти 1,9 миллиона долларов, ну и как апофеоз идиотизма — когда приложение для вызова такси, на полном серьёзе оценивается в $60 000 000 000 (шестьдесят восемь миллиардов долларов!!!).

При этом, из каждой тысячи стартапов, девятьсот загибаются в первые несколько месяцев так и не «вылупившись» из голой идеи и розовых мечт своих, прости господи, кофаундеров. Из оставшейся сотни — девяносто, по тем или иным причинам, умирают в течении года. А из оставшихся десяти, хорошо если хотя бы один выстрелит и станет действительно каким-то серьёзным бизнесом. При этом говоря «серьёзный бизнес» я подразумеваю лишь наличие крутого офиса и сотни сотрудников с не хилыми зарплатами. Речь вообще не идёт о прибыли. Стартап может быть убыточен десятилетиями (например, как Твиттер), но при этом очень даже неплохо себя чувствовать.

Для справки, по данным «Техкранч», в 2015 году, совокупная прибыль двадцати самых дорогих единорогов составила... 0 (ноль, зеро, дырка от бублика) долларов («единороги» — стартапы, оценочная стоимость которых составляет больше миллиарда долларов).



У некоторых здравомыслящих людей, вполне резонно, возникает вопрос — откуда деньги? За счёт чего живут все эти люди и за чей счёт весь этот праздник?


Если упростить, то схема развода лохов выглядит так.
Допустим, есть стартап — люди придумали делать солнцезащитные очки для собак. :)

Cтартап солнцезащитных очков для собак

Им нужны инвестиции для того, что бы запилить крутой сайт, нарисовать прототип очков, и сделать красивые презентации для инвесторов. Стартап обращается в стартап-акселераторы. Эти акселераторы специализируются на, так называемых, посевных инвестициях. Обычно это сумма от пяти до пятидесяти тысяч долларов. За эти деньги акселератор входит в долю стартапа (обычно это 20–50%) и помогают стартапу «встать на ноги», а точнее — натирают его до блеска перед продажей более серьёзному инвестору. Основная задача акселераторов — отсеять мусор, неадекватов и тех, кто не в состоянии продвинутся дальше идеи и концепта.

Те стартапы, которые прошли сито акселераторов, получают возможность презентоваться и получить финансирование раунда А, от уже настоящих инвесторов — так называемых венчурных фондов. Раунд А — это, как правило, сумма от 150 до 500 тысяч. Стартап получает эти инвестиции, в случае, если инвестор видит в нём потенциал продать стартап в следующем раунде ещё дороже. В этом случае часть новых инвестиций идёт на поддержку и дальнейшее развитие стартапа, а часть — на выкуп у акселератора его доли. Таким образом акселератор за полгода — год зарабатывает на инвестициях от 50 до 500 процентов прибыли.

В реальности, думаю, цифра ближе к первой, так как большинство стартапов, прошедших акселератор и получивших от него посевные инвестиции, уходят в вечность так и не найдя инвестора для «Раунда А».

Статистики, конечно же, в открытом доступе нет. Но, допустим, десять стартапов прошли отбор в акселератор и получили посевные инвестиции в размере 20 тысяч каждый. Через пол года девять из десяти стартапов, по тем или иным причинам, усохли и инвестиции раунда А, в размере 500 тысяч, смог получить только один счастливец из этой десятки. Акселератор продал свою долю в стартапе за 300 тысяч и оставшиеся 200 тысяч пошли на развитие проекта. Соответственно, акселератор всего потратил 200 тысяч (20 тысяч умножить на 10 стартапов) и получил 100% годовых на свои вложения.

Итак, теперь у нашего стартапа серьёзный инвестор и пройденные этапы посевных инвестиций и инвестиций раунда А. Хотя на самом деле этот инвестор — мелочь пузатая, а за раундом А идут раунды B, C, D и так далее. Где с каждым раундом сумма инвестиций увеличивается примерно на порядок (раунд B: 500 тыс. — 2 миллиона, раунд С 2–10 миллионов, раунд D исчисляется сотнями миллионов и т. д.). Например, Snapchat недавно привлёк $1,8 миллиарда инвестиций в ходе раунда F.


Собственно схема, думаю, понятна. Каждый раз, в ходе нового раунда инвестиций, предыдущий инвестор зарабатывает на том, что продаёт новому инвестору свою долю в стартапе, дороже, чем он её купил. Конечно же, это совсем упрощённая схема. Зачастую предыдущим инвестором продаётся не вся доля, а только часть. Иногда новый раунд проводится без прямой продажи — в стартап входят новые инвесторы, доли уменьшаются, но повышается капитализация и т. д. Но суть от этого не меняется — барыги перепродают товар стартап друг дружке, постоянно набивая и повышая на него цену.


Так кто же за всё это платит, в конечном счёте?
Конечная цель любого крупного инвестора — вывод стартапа на IPO (англ. Initial Public Offering) — первая публичная продажа акций стартапа на бирже. Если стартап удаётся довести до IPO — последний инвестор срывает джекпот, одномоментно получая на свои 1–2 миллиарда вложений, десятки миллиардов заработка.

Нужно отметить, что выход на IPO — это апофеоз данного способа развода. Стрижка лохов начинается ещё не этапе инвестиционных раундов. Например, есть какой не будь мелкий российский нефтяной олигарх или саудовский шейх. У него есть свободные сотня миллионов и выбор — вложить их в разработку новых месторождений, где горизонт окупаемости — 10–15 лет и маржинальная прибыль не более 50% годовых, либо организовать венчурный фонд имени себя и уже завтра, перепродавая стартапы, рубить по 500% годовых. Вывод очевиден.

Но в любом случае, в конечном счёте покупателями акций стартапа становятся обычные люди, играющие на бирже через брокеров, мелкие частные и корпоративные инвесторы, хедж-фонды, пенсионные и другие фонды и даже корпорации. То бишь, по факту, за этот праздник смуззи, водолазок и сильдерейного фреша, платит обычный среднестатестический лох человек.


Пирамида? Да.
Пузырь? Естественно.
Точно такой же пузырь, как и лопнувший пузырь додкомов в начале двухтысячных. Всё тоже самое, только в другой, более современной (а-ля materialize :) обёртке. И что меня поражает больше всего, что у людей такая короткая память. Прошло всего пятнадцать лет с момента краха доткомов, а уже надут такой же пузырь, в который всё тот же народ с радостью несёт деньги. Я конечно понимаю, что часть народа, это те, кто думает, что он самый хитрожопый и успеет спрыгнуть. Но суть от этого не меняются — люди любят ходить по граблям. И это их право. ))

Поделиться
Отправить
Запинить
Ваш комментарий
адрес не будет опубликован

ХТМЛ не работает

Ctrl + Enter
Популярное